0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русский иерусалим и вифлеем рассказы об иерусалиме

Русский Иерусалим и Вифлеем

К отелю «Дан Панорама» в Иерусалиме подъехал микроавтобус и забрал на экскурсию. На часах было около 9 утра. Сперва мы отправились на Масличную гору, откуда есть возможность несколько минут полюбоваться панорамой Иерусалима, сделать фотографии… Потом спустились по этой самой горе к монастырю Святой Марии Магдалины. В отличие от большинства Святых мест в Иерусалиме, которые принадлежат католикам, сюда просто так зайти в любое время не получится — только в составе группы или если договоришься с монахинями. Ну и конечно, нужно соответствовать «православным» требованиям. Т.е. должны быть закрыты плечи и колени, а у женщин еще и покрыта голова!

На территории монастыря разбит прекрасный сад с маленькими домиками, в которых живут монахини. Центром монастыря является церковь Святой Марии Магдалины, которая была построена в XIX веке на средства Императора Александра III в память о его матери — императрице Марии Александровне (немки по происхождению, перешедшей в православие). Церковь освящена в честь ее небесной покровительницы святой Марии Магдалины, ученицы и верной последовательницы Иисуса Христа.

После посещения монастыря Святой Марии Магдалины мы спустились к подножью Масличной горы и сели в микроавтобус. Путь наш лежал в Вифлеем! Город находится на территории Палестинской автономии, поэтому чтобы попасть туда, нужно проехать через КПП, на котором могут проверить документы. Нас никто не проверял, и мы спокойно проехали в центр Вифлеема. Именно там находится Храм Рождества Христова. Снаружи Храм не представляется чем-то примечательным, поскольку строился, разрушался, перестраивался… И было так много раз за его многовековую историю. Впрочем, внутри тоже все скорее дышит стариной, нежели величием, но, как сказал мне один гид, «главное ведь место, а место это – здесь». Чтобы спуститься в маленькую комнатку под алтарем, где когда-то была пещера и в яслях лежал младенец Иисус, нужно отстоять очередь. Нам повезло – народу в момент нашего приезда было не много. Однако, пока мы стояли, очередь выросла раза в три! Здесь, в Гроте Рождества, установлена серебряная Вифлеемская Звезда – символ рождения Иисуса Христа и место поклонения христиан со всего мира. Как и Храм Гроба Господня, этот храм делят между собой несколько христианских конфессий. Отчасти поэтому он много лет стоит довольно обшарпанный – хотят отремонтировать, но никак не договорятся, как поделить расходы 🙁

После посещения Храма Рождества пообедали в кафе по соседству и выехали в Эйн Карем – пригород Иерусалима. Там нам предстояло посетить Горненский православный монастырь.

Именно туда, в Эйн Карем, вскоре после Благовещения пришла из Назарета Пресвятая Дева Мария поделиться радостью со своей родственницей, праведной Елизаветой, матерью Иоанна Крестителя, о будущем рождении Спасителя. Кстати, сам Иоанн Креститель тоже родился здесь. В центре селения Эйн Карем Пресвятая Богородица брала воду из источника, который источает воду и по сей день. От источника Пресвятой Девы Марии дорога ведет к Горненскому женскому монастырю. Своим возникновением монастырь обязан начальнику Русской Духовной Миссии архимандриту Антонину (Капустину). В 1871 г. архимандрит Антонин купил в этом месте два дома и обширную плантацию оливковых деревьев, а затем, расширив участок покупкою смежных земель, построил приют для русских паломников. Впоследствии здесь стали селиться русские монахини и приют стал монастырем.

После посещения Эйн Карема гид отправил меня в отель на такси, т.к. другие туристы были из Тель-Авива и Нетании. Экскурсия мне очень понравилась. Я увидел не только Вифлеем, но и Эйн Карем. Вообще, на мой взгляд, Эйн Карем – одно из самых красивых мест в Иерусалиме и его окрестностях, поэтому побывать там однозначно стоит. Помимо Горненского монастыря, там есть еще несколько католических монастырей, которые можно посетить самостоятельно.

В Иерусалиме

Старая церковь в Иерусалиме. Фото Filipe Matos Frazao.

На Иерусалимском рынке, утром, в жару, мои знакомые решили купить поесть.

— Сегодня я сумасшедший, бери все за один шекель, — меланхолично говорит смуглый торговец, указывая на несметные плоды местной земли — аскетичной и вместе с тем благодатной. О, за этот шекель можно купить пищи на неделю. Об Иерусалиме знаю только по рассказам близких людей, видеосъемкам и фотографиям. И ничуть не жалею, что пока — так. Мне думалось, что страстное стремление побывать в Иерусалиме всегда двоится, и двоиться будет всегда. В этом стремлении есть что-то неживое, гордое, надменное, канцелярское: надо побывать, это важно — побывать в Иерусалиме, обязательно. Есть и другое — нежное, очень сильное, как тяга в печи. Оглянулась, и среди любимой улицы — Он, Город Городов, священник городов.

Иерусалим — не совсем город. Он — стихия, как огонь или воздух. Иерусалим — везде. Надо уметь его увидеть. Но научиться этому умению нельзя. Этот город сам, рано или поздно, находит тебя. Время от времени, когда наблюдаю полет птиц в весеннем небе, приходит не проштампованная почтой весть — ваше прошение побывать в городе городов удовлетворено, ждите сообщения о времени посещения. Жду. А пока не торопясь собираю чужие рассказы и снимки.

А у стены плача трое хасидов пускают мыльные пузыри. Невдалеке — небольшая группа, по виду местные, но в них есть нечто родное. Оказалось — православные. Одинокие православные, живущие на Святой Земле. Сияющие глаза, приветливая речь. Некоторые и родились здесь. Кто в Иерусалиме, кто в Тель-Авиве. Но все по субботам (воскресенье в Иерусалиме — рабочий день) собираются для молитвы за Божественной литургией. А там… не была, не знаю. Но говорят, как одно солнце, без разделения на лучи. Свет Христов на Христовой Земле Ольга очень любит Иерусалим и порой говорит строго: это слишком важная и личная тема — что и как пережила в Иерусалиме, так что пока не готова рассказывать подробно. Но у нее есть одно трогательное рождественское воспоминание. Вот оно.

Читать еще:  Лучшие места для отдыха во вьетнаме

Место стенания евреев. Гравюра. 1860

«Несколько лет назад в конце декабря дни я сподобилась быть в Иерусалиме. В чудесном доме моих друзей, с балконом, выходящим на Вифлеем. В нескольких метрах — стена, отделяющая арабский мир, а за ней — дорога на Вифлеем, по которой и пешком можно дойти. Или нанять нелегала-таксиста, араба, что умеет давать деньги на блокпостах. Но я не хотела подводить людей, пригласивших меня и взявших ответственность за нашу безопасность. Дала обещание „не нарушать границу“, и после мучительных искушений отказалась присоединиться к тем, кто решился на это авантюрное паломничество. Вечером 24-го мы сидели за праздничным столом, непрерывно переключая каналы — искали хоть что-то подходящее настроению и празднику. Израиль был занят своими делами — политика, спорт, боевики; русские каналы тоже демонстрировали свою непричастность католическому календарю. Наконец, какой-то крохотный египетский канал показал документальный фильм — почти любительскую съемку тех мест, о которых мы воздыхали, и что были так близки и недоступны. Досмотрев, вышли на балкон. В холодной ночи тускло светился купол огромной мечети Омара, проглядывали еще несколько силуэтов самых высоких монастырских строений, в высоком черном небе над Вифлеемом — несколько ослепительных точек. Которая из них? Из-за темноты и слез почти ничего не различить. Кажется, я молилась, обратив лицо к телебашне. Но ведь это совсем не важно, правда?»

Побывать на пасху в Иерусалиме — что-то из области сверхценных идей. Это предел — если не мечтаний, то жизненной программы. Это венец судьбы. Почувствовать радостный огонь, который греки называют Святым Светом, может быть, даже искупаться в нем, как уже искупались многие свидетели этого Чуда. Поговорить со святыней. Но разве святыни говорят? Разве они могут слышать. Да, могут, и говорить и слышать. Снова вспоминается хасидское: об ушах Бога и стреле молитвы. Святыни и есть такие уши Бога. По-еврейски звучит, но что делать, тут государство Израиль. Довольно ортодоксальное государство. Да, когда думаю об Иерусалиме, ловлю себя на том, что строй речи отражает структуры какого-то библейского языка, отражением которого являются идиш и иврит.

Но есть и другой Иерусалим. Собранный по частям, за небольшое время. Государство до государства. Горненский монастырь, Камень Миропомазания. Русский Иерусалим. Собранный и растраченный. Но живой, как выводок птенцов, что многие, кто побывал там, подтвердят. Иногда все это чудо так и хочется взять в руки.

В. Д. Поленов. Вифлеем. 1882

Однако вернусь к пасхе. Вот православная монахиня — под верхней одеждой темные арабские шаровары — карабкается на плоскую крышу мусульманского строения и помогает забраться паломницам, которые следуют за нею, как утята за мамкой. Апостольник развевается как знамя, а за ним — пестрые платки. Суббота, небо ясно, только чуть вдалеке — облако. Ждут схождения Благодатного Огня. Монахиня самозабвенно улыбается, видно издалека. От нее исходит великая радость, что даже на таком расстоянии, с которого монахиня кажется не больше воробья, эта радость — без усталости и уныния — пронизывает насквозь.

Андрей продолжает рассказ о Великой Субботе и Воскресении: «Часам к десяти вечера вошли по ошибке в коптский придел церкви, т. е. попытались войти. Копты как дети — маленькие, коричневые, вертлявые, веселые. Но их были тысячи, если не десятки тысяч. Говорили, что недавно через египетскую границу перешло тысяч сорок коптских беженцев, правительство приняло всех, пыталось всучить каждому по паре тысяч долларов в случае, если решат покинуть Израиль. Но никто не спешил заработать.

Казалось, что все сорок тысяч пришли на Праздник. Улочки узкие, арки и проходы крохотные, площадь перед вратами маленькая, коптов неисчислимо. И все пританцовывают и напевают. Мы уже не чаяли остаться в живых, развернуться в обратный путь невозможно. На наше счастье навстречу двинулась процессия священников и служек в зеленом — с барабанами и хоругвями. Пристроившись в хвост, удалось выбраться.

Старый Город, крепость и Башня Давида. Иерусалим

Перевели дух и пошли искать греческий, основной придел. Он ниже. И нашли. Людей, возможно, было и не меньше, чем наверху, но пространства там большие. Вошли, пробрались поближе к Кувуклии, ряду в десятом встали, все видно более-менее. И места для каждого было достаточно, чтобы плечами не прикасаться друг к другу и дышать свободно. То греческие, то армянские священники ходили по различным приделам, пели молитвы, служили. Впереди каждой группы из двух попов — турок или араб в темно-красной феске и с посохом. По старинной традиции. Но раза два-три доносились крики, иностранная ругань — это греки с армянами лаялись. Может быть, тоже для традиции, чтобы соблюсти, а не по зову сердца скандалить. Я не знаю точно.

Рядом стояли и молились всякие — и украинцы, и русские, и румыны, и греки. И еще, чьих языков не удалось распознать. Совсем рядом стояла группа паломниц из русской провинции, с одним мужчиной. Тот — то ли староста, то ли поп в цивильном — все время, часа полтора, говорил. Объяснял ритуалы, рассказывал своими словами, с цитатами, Священное Писание, строил планы — как они все после окончания Пасхальной службы пойдут причаститься в какой-то придел, тут же в храме. Вошла процессия во главе то ли с иерусалимским, то ли с греческим патриархом (или с обоими?), много церковных высокопоставленных особ, несколько раз обошли с хоругвями и высокими свечами Кувуклию, с пением и каждением.

Читать еще:  Отдых в хорватии в октябре

И наконец послышалось: „Христос анести!“ Мы все воскликнули: „Алифос анести!“ (Я один раз встречал Пасху в Греции. Все как у нас, но после осенения себя крестом потом ладонь к сердцу прикладывают. Мне это понравилось, я тоже так стараюсь.) Потом в церкви стали то же восклицать на самых разных языках. Христос Воскресе! Воистину Воскресе! И по-всякому, по-молдавски и по другому. Стало очень хорошо, все улыбаются радостно друг другу, можно дальше жить стало.

Гробница Богородицы. Долина Кедрон. Западный склон Елеонской Горы. Иерусалим

Через полчаса выбрались на улицу и пошли домой в темноте».

Меня очень интересует вопрос, что вернее: счастье — в истине или истина — в счастье. Человек не может без счастья. Это необходимо для его жизни, ведь счастье дает чувство безгрешности, райское чувство. Счастье и безгрешность — почти синонимы. Бог именно и дал человеку чувство счастья, чтобы тот имел свидетельство своего избранничества, свидетельство божественного достоинства. Но все чаще мысль возвращается к тому, что счастье — не то, что может стать истиной. Когда хорошо тебе — хорошо только тебе, и не факт, что хорошо твоим близким и тем, кто рядом с тобой. Можно приложить усилия и попытаться сделать их счастливыми своим счастьем… Но что же это будет? Насильно сделать счастливыми? А если не хотят, боятся, не готовы… Усилия следуют за усилиями. Если бы истина была в счастье, истина умирала бы, как только достигнута. Это как взять в руку бабочку или облако. Счастье может окружить, одеть, украсить и наполнить, но слишком слабо, чтобы существовать само по себе. Прилив, отлив, и потом — опустошение, тягучее ожидание нового прилива счастья. Но если поверить, что истина все же есть, что истина нужна и что она способна удержать это тающее счастье, то истина может стать сосудом для счастья — поверить и ощутить. Тогда счастье будет — как пламя, которое не сжигает и от которого воспламеняются все, кто рядом. Так счастливая улыбка одного может породить тысячи улыбок. Но тут начинается самое трудное. В Иерусалиме, как нигде, понимаешь, что истина одна, и это — Христос. Немного боюсь поездки в Иерусалим. Это как переплыть Стикс у древних. Это уже — за чертой. Мне кажется, поездка в Иерусалим не может стать привычной.

…Пожилые русские эмигранты пьют чай на своих балконах и ждут с работы детей. Перед их усталыми глазами — прошлая жизнь, а в нее иногда так хочется возвратиться. Москва или Ленинград, весенний снег, ночная темень, площадка перед храмом, небольшой страх, что заберут в милицию. Ведь сегодня православные отмечают пасху! Как же не пойти в храм — на пасху. А где-то в груди вьется огоньком рассказ однокашника-монаха о том, как тот был на пасху в Иерусалиме. Святая земля, родина родин…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Вифлеем и Иерусалим Русский

Экскурсия Вифлием и Русские Иерусалим в Израиле поделена на 2 части. Первую половину дня вы проводите в г.Вифлеем, расположенном на территории Палестинской автономии, где вашу взгляду предстанет свтое для всех христиан место — Храм Рождества Христова, а затем вы вернетесь на территорию Израиля и посетите Эйн Карем, в котором находится Горненский женский монастырь, а также посетите красивейшие православные монастыри на Элионской горе — Спасо-Вознесенский женский монастырь и Церковь Святой Марии Магдалины, чьи золоченые купола возвышаются над величественным «белым городом».

Вифлеем, город в Палестине, к югу от Иерусалима. Согласно Библии, родина царя Давида и место рождения Иисуса Христа. В древности город был отправной точкой для путешественников. Отсюда они начинали свой путь в Египет. Название ВИФЛЕЕМ объясняют по разному. Церковнославянское; древнееврейское Beit Lehem что значит «Дом Хлеба» или же в переводе с современного арабского «Дом Мяса». С древних времен к названию «Вифлеем» добавили «Иудейский» или «Эфрата», чтобы отличать от другого Вифлеема – Галилейского. В библии город называется «Вифлеем – Ефрата».

Единственной достопримечательностью Вифлеема был и остается храм Рождества. В IV веке императрица Елена нашла пещеру и решила, что это та самая, где родился Иисус Христос. Над пещерой она и построила храм. Ежегодно это место посещают миллионы паломников. Заветная цель — прикоснуться к серебряной раке, месту рождения Спасителя.

Эйн Карем — местность, расположенная в семи километрах на юго-запад от Иерусалима. По преданию, Эйн Карем — «город Иуды», который тесно связан с жизнью Иоанна Крестителя. Именно здесь у Захарии, отца Иоанна, был свой летний дом и Дева Мария посещала там свою кузину Елизавету. Церковь Посещения была расположена на том самом месте, где стоял этот дом. Современное здание церкви Посещения было возведено в 1935 году архитектором Берлуччи на руинах прежних церквей, первая из которых была построена в 4-м веке н.э., а затем разрушена. Интерьер церкви украшен фресками, изображающими посещение Девой Марией Елизаветы, а ниже алтаря находится древний источник. В склепе церкви находится скала, где, согласно традиции, укрывался в раннем детстве Иоанн от воинов тирана Ирода.

Читать еще:  Стоит ли ехать в рим в ноябре

Горненский монастырь — православный русский женский монастырь Русской Духовной Миссии в Израиле. В 1871 г. глава Русской духовной миссии выкупил плантацию оливковых деревьев в селении Эйн керем близ Иерусалима. На купленном участке была организована женская община, которая через три года получила свой устав и была утверждена в качестве женского монастыря. Первая монастырская церковь была построена в честь Казанской иконы Божией Матери, сегодня это основной храм обители, в нем хранится чтимая Казанская икона Богородицы. Справа от входа в Казанскую церковь находится камень на котором, по преданию, проповедовал Иоанн Креститель.

Пещерный храм в честь святого Иоанна Крестителя освящен в 1987 г. В 1911 г. началось строительство собора в честь Всех Cвятых в земле Российской просиявших, который был делом жизни Великой княгини Елизаветы Фёдоровны после убийства её супруга, Великого князя Сергея Александровича (брата Александра III).

С началом Первой мировой войны строительство храма прекратилось. Великая княгиня Елизавета Фёдоровна была зверски убита большевиками в 1918 г. и причислена к лику святых Русской православной церкви в 1992 г. Столетие спустя, в 2005 г., сооружение храма завершилось, сейчас в обители — около 160 сестёр.

Русский Иерусалим + Вифлеем

Я несколько раз был в Иерусалиме. Много гулял по Старому городу – и с гидом, и самостоятельно. Бывал и в Эйн-Кареме… А вот до Вифлеема все никак не удавалось добраться. В этот раз решил, что обязательно поеду. Выбрал вариант групповой экскурсии «Вифлеем и Русский Иерусалим».

К отелю «Дан Панорама» в Иерусалиме подъехал микроавтобус и забрал на экскурсию. На часах было около 9 утра. Сперва мы отправились на Масличную гору, откуда есть возможность несколько минут полюбоваться панорамой Иерусалима, сделать фотографии… Потом спустились по этой самой горе к монастырю Святой Марии Магдалины. В отличие от большинства Святых мест в Иерусалиме, которые принадлежат католикам, сюда просто так зайти в любое время не получится — только в составе группы или если договоришься с монахинями. Ну и конечно, нужно соответствовать «православным» требованиям. Т.е. должны быть закрыты плечи и колени, а у женщин еще и покрыта голова!

На территории монастыря разбит прекрасный сад с маленькими домиками, в которых живут монахини. Центром монастыря является церковь Святой Марии Магдалины, которая была построена в XIX веке на средства Императора Александра III в память о его матери — императрице Марии Александровне (немки по происхождению, перешедшей в православие). Церковь освящена в честь ее небесной покровительницы святой Марии Магдалины, ученицы и верной последовательницы Иисуса Христа.

После посещения монастыря Святой Марии Магдалины мы спустились к подножью Масличной горы и сели в микроавтобус. Путь наш лежал в Вифлеем! Город находится на территории Палестинской автономии, поэтому чтобы попасть туда, нужно проехать через КПП, на котором могут проверить документы. Нас никто не проверял, и мы спокойно проехали в центр Вифлеема. Именно там находится Храм Рождества Христова. Снаружи Храм не представляется чем-то примечательным, поскольку строился, разрушался, перестраивался… И было так много раз за его многовековую историю. Впрочем, внутри тоже все скорее дышит стариной, нежели величием, но, как сказал мне один гид, «главное ведь место, а место это – здесь». Чтобы спуститься в маленькую комнатку под алтарем, где когда-то была пещера и в яслях лежал младенец Иисус, нужно отстоять очередь. Нам повезло – народу в момент нашего приезда было не много. Однако, пока мы стояли, очередь выросла раза в три! Здесь, в Гроте Рождества, установлена серебряная Вифлеемская Звезда – символ рождения Иисуса Христа и место поклонения христиан со всего мира. Как и Храм Гроба Господня, этот храм делят между собой несколько христианских конфессий. Отчасти поэтому он много лет стоит довольно обшарпанный – хотят отремонтировать, но никак не договорятся, как поделить расходы 🙁

После посещения Храма Рождества пообедали в кафе по соседству и выехали в Эйн Карем – пригород Иерусалима. Там нам предстояло посетить Горненский православный монастырь.

Именно туда, в Эйн Карем, вскоре после Благовещения пришла из Назарета Пресвятая Дева Мария поделиться радостью со своей родственницей, праведной Елизаветой, матерью Иоанна Крестителя, о будущем рождении Спасителя. Кстати, сам Иоанн Креститель тоже родился здесь. В центре селения Эйн Карем Пресвятая Богородица брала воду из источника, который источает воду и по сей день. От источника Пресвятой Девы Марии дорога ведет к Горненскому женскому монастырю. Своим возникновением монастырь обязан начальнику Русской Духовной Миссии архимандриту Антонину (Капустину). В 1871 г. архимандрит Антонин купил в этом месте два дома и обширную плантацию оливковых деревьев, а затем, расширив участок покупкою смежных земель, построил приют для русских паломников. Впоследствии здесь стали селиться русские монахини и приют стал монастырем.

После посещения Эйн Карема гид отправил меня в отель на такси, т.к. другие туристы были из Тель-Авива и Нетании. Экскурсия мне очень понравилась. Я увидел не только Вифлеем, но и Эйн Карем. Вообще, на мой взгляд, Эйн Карем – одно из самых красивых мест в Иерусалиме и его окрестностях, поэтому побывать там однозначно стоит. Помимо Горненского монастыря, там есть еще несколько католических монастырей, которые можно посетить самостоятельно.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector