1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как живет египет без русских туристов

Как живет Египет без русских туристов

Как живет Египет без русских туристов

Всем привет! Сегодня я решила затронуть очень животрепещущую тему, которая волнует многих россиян — как живет Египет без русских туристов?

Видимо, наши соотечественники действительно настолько привыкли к отдыху на Красном море и к египтянам, что в наше тяжелое время искренне волнуются и переживают за них. А может быть просто не могут себе представить, что такая махина, как египетский туризм, мог рухнуть в одночасье.

А как же отели? А как же вся курортная инфраструктура, которая строилась исключительно ради туристов?

Зная о моем «египетском прошлом», люди часто задают мне вопросы о том, как сейчас обстоят дела в Хургаде и Шарм Эль Шейхе. Летают ли туда до сих пор русские туристы? Как выживают египтяне без работы? В целом безопасно ли в Египте?

Пляж на одном из островов рядом с Хургадой

Я вернулась из Египта в марте 2016 года, прожив там в общей сложности чуть более 10 лет. И я могу ответственно заявить — в Египте сегодня безопасно. Ну по крайней мере, не более опасно, чем в Тайланде, Тунисе или во Франции.

Может ли с вами случиться несчастный случай на египетском курорте? — Конечно, да. Можно утонуть в море, попасть в аварию или стать жертвой уличных мошенников с такой же вероятностью, как это было 5 или 10 лет назад. В Красном море по прежнему живут акулы, а египетские водители так и не отремонтировали свои автобусы. В этом плане Египет радует своей стабильностью:)

Опасны ли революционеры и митингующие? — Да, если вы отправитесь в Каир в центр какой-нибудь демонстрации. В Хургаде и Шарме никаких митингов не происходит, и власти Египта постарались максимально огородить туристические зоны от участия в политической жизни страны. Да и какая политическая жизнь может быть в обычной деревне? Ведь обе курортные жемчужины Египта по сути представляют из себя 2 села, жители которых так или иначе обслуживают отели на побережье.

Ходят ли по улицам египетских городов террористы, увешанные гранатами? — Нет. Я не буду давать гарантии, что ни в Хургаде, ни в Шарме никогда не случиться теракта. Хотя бы потому, что сегодня террористы пробираются даже в европейские столицы, что уж говорить про египетские деревни. Но и вероятность теракта здесь не выше, чем в других странах или даже российских городах. В этом плане мы все с вами находимся по угрозой.

Усилили ли египтяне меры безопасности в аэропорту? — Ну что вам сказать, мне кажется, что нет. Но еще мне кажется, что реальные причины запрета на перелеты мало связаны с безопасностью египетских аэропортов. Сегодня мы видим, что терористы могут буквально все: взорвать автобусную остановку в центре Стамбула, аэропорт в Бельгии, расстрелять туристов на пляже в Тунисе, да что там говорить — устроить настоящую бойню в Париже! Однако, перелеты в эти страны никто не запрещает, и даже не обязывает их усилить меры безопасности.

Почему же тогда запретили полеты в Египет? — Да кто же нам скажет, как оно там все на самом деле. Я предполагаю (совершенно не претендуя на истину моих предположений!), что реальные причины кроются в нашей собственной расшатанной экономике. Вы только представьте, сколько денег увозили наши туристы на курорты Турции и Египта. Общая сумма в год могла бы стать одной (и не самой маленькой) статей расходов в нашем бюджете. Неужели в период европейских санкций и краха доллара наше государство могло спокойно наблюдать этот отток денег? Вполне логично было закрыть оба направления на неопределенный срок и оставить доллары внутри страны. Трансаэро, Египет, Турция — кто-то верит, что все эти события «чисто случайно» произошли всего за 3 месяца?

Но я не политолог, поэтому не буду дальше углубляться в этот вопрос. Так или иначе, Египет закрыт для русских. Однако, не стоит думать, что русские перестали летать в Египет!

Дайверы, серферы, любители перезимовать в теплых странах, египетские жены, владельцы недвижимости на Красном море и просто ярые поклонники Египта летят в страну Фараонов через третьи страны. Все эти люди уверены в том, что в Египте безопасно, так же как и русскоговорящие резиденты египетских курортов, которые не спешат разъезжаться по родным странам. Я тоже писала о том, как поехать отдыхать в Египет самостоятельно, и с тех пор почти каждый день я получаю сообщения в личку с вопросами на эту тему.

Морская прогулка в Хургаде

Конечно же, сегодняшнее количество россиян в Египте не идет ни в какое сравнение с турпотоками прошлых лет, однако, русские продолжают летать на Красное море и можно быть уверенным, что как только откроют прямы перелеты, Египет без русских не останется.

Сегодня больше всего страдает инфраструктура курортных городов. Несмотря на то, что в Египет прилетают туристы из Европы и Украины, а на рамадан города наполнились египетскими туристами, все таки без русских отели стоят на половину пустыми. Некоторые владельцы гостиниц закрыли часть корпусов и отпустили персонал в неоплачиваемый отпуск, автопарки туристических компаний простаивают на парковках, в портах стоят без работы сотни лодок и катеров, а армии таксистов ездят по городу без пассажиров. Улицы Хургады и Шарма не так многолюдны, как раньше, а горожане стараются экономить, чтобы растянуть сбережения до того времени, когда в Египет снова прилетят русские. Но тем не менее, каждый хургадинец и шармовчанин верит, что скоро все наладится!

А вы готовы поехать отдыхать в Египет, если завтра откроют прямые авиаперелеты?

Не забывайте подписываться на обновления моего блога!

«Нет русских — нет денег»

Как опустевшие египетские курорты пытаются выжить без российских туристов

Фото: Дмитрий Балакирев

После закрытия авиасообщения с Египтом в ноябре прошлого года в СМИ часто появляются новости о плачевном состоянии туриндустрии страны. К декабрю в одном только Шарм-эль-Шейхе закрылись 50 из 230 отелей. При этом в четверг, 7 апреля, замглавы Ростуризма Роман Скорый заявил, что открытия Египта не стоит ожидать ранее 2017 года. Корреспондент «Ленты.ру» Василий Трунов отправился в Египет и узнал, как сегодня живет самый русский город страны — Хургада.

Торговый кризис

До курортов Шарм-эль-Шейха и Хургады по-прежнему можно добраться регулярными рейсами через Стамбул. Однако представители египетского турбизнеса говорят о снижении туристического потока на 65 процентов. Это почти привело к катастрофе: остающиеся на плаву отели с трудом заполняются на треть, закрываются магазины и дайвинг-центры.

На некогда популярнейшую у россиян улицу Шери туристы заглядывают все реже. Муххамед Хамис показывает свою вещевую лавку: ее стены завешены ширпотребом из Каира — халатами с фараонами, пирамидами и сфинксами, не самыми качественными, зато и не самыми дорогими.

«Перед началом сезона я закупился на 40 тысяч фунтов (около 300 тысяч рублей), а теперь товар лежит мертвым грузом, — жалуется Муххамед. — Из сотни европейцев один что-нибудь у меня покупает, у них нет традиции привозить домой сувениры. Формула простая: нет русских — нет денег».

До закрытия авиасообщения Муххамед зарабатывал около восьми тысяч фунтов (60 тысяч рублей) в месяц. Весьма приличные деньги для Хургады, где средняя ежемесячная зарплата не превышает две тысячи фунтов.

Сейчас прибыль Муххамеда упала до рекордно низких 500 фунтов — при аренде за магазин в полторы тысячи. Уже несколько месяцев он работает в убыток и выживает лишь за счет накоплений.

Читать еще:  Из гоа в хампи

В лавках Муххамеда теперь бывает очень мало туристов

Фото: Дмитрий Балакирев

«Осенью у меня было два магазина. Один уже закрыт, второй, если ничего не изменится, я закрою максимум через квартал, — рассуждает Муххамед. — Лавки кормили меня, жену и шестерых детей. Теперь нас ждут тяжелые времена, иншалла. Но я лучше разорюсь, чем перевезу семью в Каир. Здесь наш дом, к тому же в столице мои халаты никому не нужны — там этого добра навалом».

Человек, ожидающий ветер

В Хургаде есть несколько люксовых отелей, однако в основном это бюджетный курорт, место зимовки для мидл-класса. Египетские миллионеры предпочитают Александрию или Эль-Гуну — оазис в песках с хорошими гостиницами и полями для гольфа в 22 километрах от Международного аэропорта Хургады.

Неподалеку от Эль-Гуны базируется российская станция для экстремалов PlayKite. Ее владелец, 37-летний кайтер Александр Вашляев везет нас мимо ветряных мельниц, добывающих электроэнергию, и недостроенных жилищных комплексов.

«Египтяне обожают откладывать на потом, у них это называется «букра иншалла», что значит «завтра, если на то будет воля Аллаха». Из-за этого замораживаются многие проекты, — объясняет он по дороге. — Схема такая: какой-нибудь египтянин затевает стройку, распродает несуществующие квартиры иностранцам, а потом исчезает. Договор зачастую составлен так, что предъявить ему ничего нельзя».

Квартира Александра, купленная за 50 тысяч долларов, тоже осталась лишь яркой картинкой в рекламном буклете, но соглашение было составлено юридически грамотно, поэтому россиянин имеет шанс вернуть деньги через суд.

Александр приехал в Хургаду 13 лет назад, работать на известного в кайтерских кругах Олега «Монстра» Острикова, и неожиданно для себя остался.

«Собеседование было веселым, — вспоминает Александр. — Мы сидели на холме, смотрели на закат, молчали. А потом Монстр сказал: «Ты принят, потому что умеешь ждать ветер»».

Фото: Дмитрий Балакирев

С тех пор уроженец Югорска дорос от инструктора до владельца кайт-станции, а еще встретил на пляже будущую жену, тоже россиянку, которая родила ему четверых детей. Старшие ходят в русскую школу, младшие — во французский садик. Их образование ежемесячно обходится ему в 40 тысяч рублей.

К обеду на станции PlayKite собирается несколько человек: программисты-фрилансеры, работающие на компанию из Калифорнии, и экстремал из Перми. В нормальные времена в лагуне Александра могли одновременно «покорять море» 50 гостей.

«Мы зависим от ветра и обстоятельств, — говорит Александр. — Зарплата инструкторов упала в пять-семь раз — до 200-300 долларов. Хватает лишь на аренду жилья. Если небо откроют до осени — мы продержимся, если не откроют никогда — придется начинать заново в другой стране. Мы перевели сайт на французский и немецкий, пытаемся переориентироваться на европейцев, но пока не выходит».

Фото: Дмитрий Балакирев

Рискованный бизнес мадам Шазли

До закрытия авиасообщения и падения курса рубля в Хургаде одновременно жили 20 тысяч россиян. Многие — на деньги, вырученные за сдачу в аренду российской квартиры.

Большинство приезжих обосновались в элитном районе Эль Каусер, где в квартирах есть ванны (а не душевые кабинки), в домах — бассейны. В шаговой доступности — школы и садики.

Некоторые из российских резидентов скрываются от московской зимы, другие переехали навсегда. Блогер Ангелина — Мадам Шазли — живет в Хургаде несколько лет. У нее египетский муж, от которого она родила сына. В своем блоге Мадам Шазли не идеализирует брак с арабским мужчиной и честно описывает все риски.

Фото: Дмитрий Балакирев

«Некоторые хургадинские дамочки божатся, что бытового сексизма в Египте нет, но разве хоть одна из них загорает в бикини? Да кто ей разрешит! — улыбаясь, рассказывает Ангелина. — Местные мужчины относятся к женам как к пятилетним девочкам. Большинство против, чтобы женщина работала: ну как может ребенок работать? Плюс насилие в семье — это часть египетской нормы. Я лично видела, как одну русскую тетеньку муж отколошматил башмаком на глазах у детей за то, что она ему ужин вовремя не приготовила. Не все египтяне такие, но от этого никто не застрахован».

31 октября семья Шазли уволилась из туристической компании и зарегистрировала собственную фирму: у супругов была неплохая клиентская база, они планировали самостоятельно устраивать экскурсии для туристов из России. Через час СМИ сообщили о падении российского самолета, и бизнес закончился, так и не успев начаться.

Ангелина не считает Египет террористической Меккой. По ее словам, Хургада — безопасный курорт. Да, периодически здесь появляются молодежные банды, «дергающие» сумки, но местные кланы с ними быстро разделываются. Недавно двух воришек увезли в пустыню и проучили. Один, говорит мадам Шазли, не выжил.

«Город окружен военными базами, и никакие террористы сюда приплыть не могут, — уверяет она. — Взять, например, январское якобы нападение джихадистов на отель «Белла Виста» — именно так это освещала российская пресса. На самом деле двое местных подрались на ножах у отеля, а когда приехала полиция, драчуны попытались взять в заложники европейских туристов. Копы застрелили преступников на месте. Тут с этим строго. А потом аниматоры отеля шутки ради притащили из гримерки флаг ИГИЛ (организация запрещена в России — прим. «Ленты.ру»). Это рассказали инсайдеры в полиции, точно такую же версию выдал министр внутренних дел Египта. Но все российские газеты написали, что приплыли террористы по Красному морю и взяли в заложники иностранных туристов».

Однако по официальным данным застрелен был лишь один из нападавших, второго полицейские ранили. Позже он признался, что атака была связана с военной операцией России в Сирии.

В Хургаде за последние полгода закрылись десятки отелей

Фото: Дмитрий Балакирев

Хургада действительно хорошо охраняется: на улицах встречаются блокпосты с автоматчиками, за отелями следит частная охрана, в гостиницах установлены камеры видеонаблюдения и рамки металлоискателей.

«С экскурсиями все тоже стало жестче. Взять морские прогулки: в порту секьюрити пересчитают всех по головам. И если в документах сказано, что на яхте должно отправиться 15 человек, то 16-го на борт не допустят», — говорит Ангелина.

Новые правила добавили гидам хлопот. На экскурсиях в Каир и Люксор путешественнику нужно иметь при себе копии загранпаспорта и регистрации в отеле, в противном случае его остановят на блокпосту и не выпустят за границу курортной зоны.

«Если, не дай Бог, турист потеряется и не вернется в отель, гида могут и в тюрьму посадить, — уверяет мадам Шазли. — На экскурсиях в толпе людей обязательно присутствует секретная полиция в штатском. Если преступник захочет напасть на туристов, с ним церемониться не будут».

«Мы ждем, что русские вернутся». Как живет Египет без российских туристов

В октябре 2015 года над Синайским полуостровом в Египте из-за теракта разбился пассажирский лайнер. После этого Россия ввела запрет на гражданские полеты в Египет, туристический бизнес в стране резко сократился, а некоторые отели, как сообщают британские СМИ, снизили цены в 10 раз. А 19 мая потерпел крушение еще один самолет, летевший по маршруту Париж — Каир. «Сноб» поговорил с жителями России и других стран, которые недавно побывали на египетских курортах, и с работниками туристической индустрии о том, нужно ли бояться перелетов и как живут Хургада и Шарм-эль-Шейх после оттока туристов

Поделиться:

Татьяна Золотарева, Санкт-Петербург:

Я несколько лет жила в Хургаде и работала гидом в туристической фирме, а месяц назад мне пришлось вернуться в Россию: люди больше не приезжают, и работы нет. Некоторые отели закрылись, а египтяне, которые тоже работали в Хургаде, стали разъезжаться по домам. Ведь в этом городе почти нет коренного населения, он живет за счет туристического бизнеса, и жители Египта приезжают туда на заработки из разных городов. Сначала, когда закрыли авиасообщение между Россией и Египтом, все думали, что это на несколько месяцев, ведь такое уже пару раз было, а потом самолеты снова начинали летать. Но теперь, когда стало ясно, что просто так перелеты в ближайшее время не возобновят, люди озлобились: какое может быть хорошее настроение, когда нет работы? Правда, в некоторых отелях теперь ориентируются на внутренний рынок: обеспеченные египтяне тоже любят отдыхать на море и с удовольствием приезжают на местные курорты. Но они, как правило, снимают комнаты и квартиры, а не номера.

Читать еще:  Почему именно комон барселона

У меня в Хургаде было много подруг из России, которые так же работали в туристических компаниях, сейчас кто-то из них тоже вернулся домой, кто-то рискнул остаться, но перебивается там с копейку на копейку. Конечно, какие-то туристы еще есть — приезжают из Украины и из европейских стран, но и оттуда теперь прибывает меньше людей — многие ведь просто боятся летать. Да и жизнь в Египте сильно подорожала — теперь проще полететь в какой-нибудь Таиланд. Конечно, цены на отели теперь пониже: управляющие хотят таким образом привлечь тех туристов, которые еще есть, но зато еда в магазинах стала, наоборот, очень дорогой. Но мне кажется, что нет смысла бояться лететь в Египет: во многих странах сейчас напряженная обстановка, и там ничуть не менее опасно. А если говорить не про самолеты, а про сами города, то в Хургаде было спокойно даже во время революции в 2011 году — мы там жили, работали и продолжали принимать туристов.

Когда удастся вернуться работать в Египет, я пока не знаю, но вот отдохнуть в ближайшее время я там собираюсь — обещала маму свозить. Правда, прямых рейсов теперь нет, надо лететь через Стамбул или Европу, и авиакомпании заламывают большие цены на билеты — перелет туда-обратно стоит примерно 500 долларов. Но, думаю, мы все равно полетим. Я знаю нескольких людей, которые уже много лет каждый год летают в Египет и живут там по несколько месяцев — эти завсегдатаи и теперь не собираются отказываться от своих привычек.

Дарья Александрова, Москва:

Я работаю моделью и совсем недавно ездила в Каир на съемки. Мы летели через Германию, и в самолете было очень много европейских туристов — они летели абсолютно спокойно, не было похоже, что кому-то страшно. Русских тоже было немало: по крайней мере, когда я смотрела номера в гостиницах на сайте, я видела сообщение «79 бронирований данного отеля из России произведено за последний час».

Я раньше никогда не была в Каире, но мне показалось, что там следят за безопасностью довольно строго: по ночам улицы патрулирует полиция, людей на машинах останавливают и проверяют документы.

В египетских аэропортах теперь очень жесткая процедура досмотра: когда я летела обратно, я оказалась в аэропорту за час до вылета и все это время проходила разные проверки. Даже на входе в аэропорт просят показать билет и снять обувь, а перед посадкой все проходят дополнительный досмотр в отдельных комнатах. Мой рейс даже задержали, потому что не успевали проверить всех пассажиров. В целом мне тогда показалось, что безопасность в Египте на высшем уровне, и я собиралась опять поехать туда работать. Но это было еще до того, как в мае разбился еще один египетский самолет, — теперь мне все-таки стало страшно, и опять лететь туда не хочется.

Светлана Харина, Сыктывкар:

Я была в Египте этой весной — летала через Стамбул, и мне совсем не было страшно. Я уже 10 лет регулярно отдыхаю в Египте, мне там очень нравится, и отказываться от этой привычки я не собираюсь. Долетела я без проблем, только вот личные вещи теперь очень долго досматривают, но это не проблема. Расстроило меня только то, что в Шарм-эль-Шейхе теперь тихо и грустно: людей совсем мало, и каждый турист для местных — целое событие. Что касается цен, то я не заметила, чтобы отели как-то особенно подешевели, но вот услуги — например, дайвинг, прогулки на яхтах — стали дешевле, если поторговаться, то можно заплатить совсем немного.

Ольга Краснодубская, Глубокое:

Осенью, еще до катастрофы над Синаем, мы купили тур в Египет — решили отправить туда отдохнуть ребенка с бабушкой и дедушкой. Нам показалось, это хороший вариант — недорого, да и отель пятизвездочный. Но когда разбился самолет, и бабушка, и дедушка начали ужасно бояться, да я и сама не хотела их отпускать. В итоге полазила по разным пабликам, поговорила с людьми, которые только-только вернулись из Египта — они меня более-менее успокоили, сказали, что можно лететь, никаких беспорядков там нет, а в самолетах тщательно досматривают.

Мои родные жили в маленьком городке под Хургадой и в итоге остались очень довольны. Говорят, полиция там сейчас везде: и в аэропортах, и на пляже. Так что, к счастью, обошлось без приключений.

Анатолий Рахметов, Киев:

С тех пор как над Синаем разбился самолет, я успел слетать в Египет уже четыре раза — в первый раз в декабре. Я из Украины и могу летать туда напрямую. Народу было очень мало, все отели пустые. Там, где я останавливался, было всего 60 человек на 1800 номеров. Из-за этого и с гостиничным питанием стало хуже: отелям пришлось урезать бюджеты, в том числе и на еду. Но потом, к февралю, как мне показалось, ситуация нормализовалась: туристов стало заметно больше, гостиницы перестали так сильно экономить на еде. А вот в апреле отель, где я в очередной раз отдыхал, был уже полностью забит. Правда, в основном там были арабские туристы. Не знаю, почему говорят, что отдых в Египте подешевел. Сначала, сразу после катастрофы, цены действительно резко упали, но ненадолго — через месяц они уже начали опять расти.

Мне совершенно не страшно летать: в аэропорту все пассажиры несколько раз проходят через металлоискатели, показывают чемоданы, снимают обувь… Да и в самих городах очень много полиции и военных — даже если ты просто хочешь покататься на яхте, тебя проверяют.

Ахмед Сулиман, Каир:

Последние 15 лет я жил в Шарм-эль-Шейхе, у меня там был магазин, я торговал чаем, специями, разными полезными травами. Многие туристы, которые приходили у меня что-нибудь покупать, возвращались в Египет через год и опять приходили ко мне — с некоторыми мы даже подружились. А теперь они перестали приезжать, прибыль упала на 90%, и магазин пришлось закрыть. Я переехал обратно в Каир и живу с мамой. Чем дальше заниматься, пока не знаю. Кажется, остается только надеяться, что авиасообщение между Россией и Египтом опять откроют. Мы очень ждем, что русские вернутся. Конечно, остались туристы и из других стран, но ко мне приходили в основном русские, да я и английского-то не знаю, так что с европейцами мне трудно объясняться. Я понимаю, что многим сейчас страшно лететь к нам и что авиаперелеты закрыли, чтобы защитить граждан, а не из вредности, но мне бы очень хотелось, чтобы нам хотя бы сказали, сколько еще времени авиасообщение будет закрыто, ведь нужно же как-то планировать свое будущее.

Читать еще:  Лечебные туры в израиль

Как живёт Египет без русских туристов: интервью с новокузнечанкой из Хургады

Новокузнецкая журналистка Анастасия Хи оказалась в Египте в 2007 году. Туристка из Сибири познакомилась с местным молодым человеком, который был гидом их группы. Эта встреча оказалась судьбоносной: почти сразу пара поженилась. И вот уже почти 10 лет Анастасия живёт в Хургаде. Уроженка Новокузнецка рассказала ВашГород.ру о том, как переживает Египет отсутствие туристов из России в сезон отпусков, чем близки ситуации в двух странах и чем отличается менталитет россиян и египтян.

Анастасия Хи: Египет – страна большая, здесь проживают 90 миллионов человек, и основная масса людей не заметила отсутствия русских туристов. В туризме же работает примерно 8% населения, и для этой части людей настали трудные времена. Хотя не стало именно русских туристов и именно на Красном море – в Хургаде и Шарм Эль Шейхе. В Египте есть и средиземноморские курорты, где ситуация стабильна, есть и курорты Красного моря, такие как Марса Алам или Дахаб, где русских всегда было немного. На функционировании этих курортов отток россиян не повлиял. Другое дело – Хургада, где я и живу. Это «русский» курорт, здесь постоянно проживают около 20 000 русских семей (или смешанных семей), большая часть отелей была ориентирована на русских гостей. Поэтому сейчас часть отелей закрыты. Но Хургада не вымирает: заметно увеличение туристов из Китая, арабских стран. Конечно, россиян было в разы больше.

ВГ: А изменила ли эта ситуация отношение к России со стороны египтян?

Анастасия Хи: Нет. Египтяне всегда уважительно и с почетом относятся к русским. Все помнят советское время, плотную дружбу президента Насера с Союзом, строительство русскими плотины на Ниле в Асуане. Знают и уважают Владимира Путина, больше ругают Америку.

ВГ: Для себя лично Вы почувствовали какие-то изменения после исчезновения русских туристов?

Анастасия Хи: Что касается меня и моей семьи, сложности мы почувствовали еще в момент, когда резко вырос курс доллара в России. Именно тогда началось заметное снижение количества приезжающих соотечественников на египетские курорты. Мы с мужем работаем в недвижимости. Раньше основными клиентами были россияне, сейчас – египтяне. Конечно, абсолютно у всех, кто живет и работает на курортах, снизились доходы. Моя подруга работает в отеле в СПА-салоне, она осталась без работы на 6 месяцев. И таких случаев очень много. Некоторые русские и русско-египетские семьи уезжают из Хургады. Египтяне, потерявшие работу, ищут вакансии в Эмиратах, Саудовской Аравии, активно едут в эти страны на заработки.

ВГ: В России постоянно говорят об экономическом кризисе. Получается, Египту эти проблемы тоже понятны?

Анастасия Хи: В Египте именно о кризисе не говорят, здесь проблемы в экономике начались в 2011 году после революции, когда свергли президента Мубарака. В течение нескольких лет после революции благодаря господдержке курс доллара был неизменен, но с 2015 года доллар постоянно растет, дорожает абсолютно все. Однако большая часть египтян – сельские жители, занимающиеся земледелием, вряд ли они ощущают экономический спад так остро, как жители той же Хургады.

Одно из проявлений кризиса на курортах – снижение цен на недвижимость.

Здесь всегда дорожала недвижимость, была абсолютно ликвидной инвестицией, но сейчас быстро продать квартиру в Хургаде реально только при снижении ее цены процентов на 40%. Состояние рынка недвижимости плачевное, многие строительные компании остановили стройки. Когда цены на стройматериалы растут, а продать построенное можно только с большими скидками, то заниматься строительством становится невыгодно.

ВГ: А русские придерживают свою недвижимость в Египте до лучших времён? Или пытаются продать?

Анастасия Хи: Русские собственники недвижимости принимают разные решения. Кто-то срочно продает свою квартиру из-за невозможности вылетов, отдыха в Египте, из-за дороговизны доллара. К примеру, человек купил квартиру за 30 000 долларов несколько лет назад, когда курс доллара был 30-35 рублей. Сейчас при продаже той же квартиры за 20 000 долларов он остается «в плюсе», то есть при обмене долларов на рубли он получит выгодную сумму.

Есть и те, кто, несмотря на все сложности, не готовы расставаться с египетской недвижимостью, так как понимают, что нынешняя ситуация – временна.

ВГ: Много ли сейчас в Хургаде живёт русских? Никто не собирается уезжать на родину?

Анастасия Хи: Точного количества русских в Хургаде никто не знает. Есть те, кто живут по 15 лет, а есть и те, кто зимует в Хургаде каждый год. Здесь работают три русские школы, русские дети учатся в американских, немецких, французских, египетских школах. Я думаю, цифра в 20 000 человек вполне реальная, но сейчас она, конечно, сокращается. Многие именно на заработки приезжали, а сейчас сотрудники крупных туроператоров трудятся на других курортах. Их отправляют в Таиланд, на Мальдивы.

ВГ: А можете ли Вы представить ситуацию, при которой могли бы вернуться в Новокузнецк?

Анастасия Хи: Новокузнецк — город моего детства и молодости. Сейчас я с удовольствием приезжаю в Новокузнецк в отпуск, но после нескольких недель в родительском доме тянет в Хургаду. Если, конечно, ситуация будет безвыходная, то приеду в Новокузнецк жить, но вряд ли навсегда.

ВГ: Как Вы считаете, какие плюсы и минусы есть у Новокузнецка?

Анастасия Хи: Город удобен для жизни тем, что компактен (особенно Центральный район), мало пробок. И самый огромный плюс – это люди! Я с особым теплом отношусь к сибирякам, все мои самые близкие люди, подруги – из Сибири, я всегда это всем говорю, всегда горжусь тем, что выросла в Сибири. Но и минусы есть – долгая и холодная зима, из-за которой я уезжала в Москву, а также экология и преступность. Когда растишь детей, то очень хочется жить в безопасном месте. Еще – география. К сожалению, из нашего города очень неудобно и дорого летать по России и миру. А также в Новокузнецке сложно делать карьеру и жить иностранцу, моему мужу. К плюсам отнесу бесплатную медицину, бесплатное образование, доступность кружков, спортивных секций, наличие парков, близость Алтая, Шерегеша и других живописных мест.

ВГ: Двое Ваших сыновей родились в Египте. А бывали ли они в Новокузнецке?

Анастасия Хи: Мои дети были в России несколько раз. У моего старшего сына, как я говорю, русская душа. Он обожает Россию, все русское: песни, сказки, фильмы, всех русских родственников.

ВГ: А если вернуться на десять лет назад… Что Вам лично пришлось изменить в себе, когда Вы переехали в Египет?

Анастасия Хи: Мой муж, за что ему огромное спасибо, постарался сделать так, чтобы я не меняла себя. Дома мы говорим по-русски, веру мне менять тоже не пришлось, я живу почти такой же жизнью, какой могла бы жить в России. Наверное, мне пришлось стать более терпеливой, так как это – восточная страна, и менталитет у моего мужа, как и у всех людей, другой, и поменять его невозможно, как бы этого ни хотелось. То, что для нас понятно, правильно и хорошо, может быть неприемлемо для египтян. Здесь всегда и во всем семья – самое основное, главное, что есть у человека. Не приняты разводы (хотя в последнее время в мегаполисах участились).

И в конце беседы мне бы хотелось пожелать всем новокузнечанам счастья, гармонии, здоровья и отличного теплого лета!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector