0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как кидают на деньги в швейцарии

Можно ли сохранить деньги в Швейцарии, если в твоей стране — революция или война: интервью

Швейцарские банки считаются местом, куда стекаются деньги со всего мира. В тихой европейской стране они, как принято считать, будут в сохранности – какие бы катаклизмы ни происходили в тех странах, откуда эти деньги были вывезены. Однако не всё так просто: швейцарская банковская система может принять решение об аресте счетов, основываясь на иностранном правительственном запросе, или сама заморозить платежи в случае переворота, революции или войны в той или иной стране. Znak.com разбирался в деталях функционирования швейцарской банковской системы и поговорил с Даниэлой Флюкигер, представителем отдела коммуникаций Швейцарской Банковской ассоциации.

– Сейчас много говорят о новом финансовом кризисе. Сказывается ли он как-то на Швейцарии?

– Есть много разных аспектов. Существует огромное давление на многие страны в мире, ситуация в экономике сейчас не лучшая, это началось после мирового кризиса 2008 года, стало меньше возможностей инвестировать, меньше новых инициатив. Это касается и США, и Китая, и Евросоюза и многих других стран. При этом экономика всех стран взаимосвязана, и затрагивает друг друга. Например, Китай экспортирует огромное количество свои товаров в ЕС или США, а если вы крупный инвестор, вам надо диверсифицировать ваши вложения. Часть денег вы вкладываете в долларах США, часть в евро, часть в рублях и так далее. Таким образом, экономика этих стран затрагивает и ваши вложения.

Например, если люди перестают верить, что китайская экономика сохранит высокий темп роста, юань в итоге упадет. Этот аспект касается и России: есть понимание, что у вас есть проблемы с Украиной, например, далее вашу экономику перестают воспринимать такой сильной, как раньше. Два года назад, к примеру, все говорили, что российская экономика растет, но сейчас люди уменьшают инвестиции. Есть, впрочем, и локальный аспект, когда валюты падают или растут вместе в силу определенной специфики.

Например, Швейцария. Наша экономика растет до сих пор очень быстро, у нас практически нет безработицы – она держится на уровне 3-3,5%, это один из самых низких уровней в мире. Швейцарский франк очень привлекателен для инвесторов, все хотят его купить, а это значит, что национальная валюта должна расти. А у наших ближайших соседей – Евросоюза, а также США, ситуация хуже. Но мы не можем позволить себе резкий подъем франка по отношению к доллару США и евро. Швейцария – очень маленькая страна, мы очень зависимы от других экономик, в первую очередь – Евросоюза. И если франк вырастет по отношению к евро, например, до соотношения 1 к 3, это убьет нашу экономику. В Швейцарии производят огромное количество мелких ценных деталей для различных заводов в Европе, и если швейцарский франк вырастет, то нашим партнерам придется платить больше за ту же самую продукцию, они откажутся от заказа. Или, к примеру, вот немецкая семья хочет приехать в Швейцарию на выходные покататься на лыжах. Год назад они бы заплатили 1 000 евро, теперь им придется платить 2 000 евро. Люди не поедут, и пострадают наши отели. Поэтому мы не допускаем резкого роста швейцарского франка. В условиях глобальной экономики вообще сейчас нет ни одной страны, которая бы существовала сама по себе. Россия, например, экспортирует огромные объемы газа и нефти, драгоценных металлов.

– И цена на нефть падает.

– Цена на нефть падает, но тут есть и часть игры арабских стран, которые хотят затронуть США и их проект со сланцевым газом. Но эта игра задевает и вас, потому что цена падает во всем мире. Это – глобальная экономика, когда действия одной страны отзываются последствиями во всем мире, особенно действия таких больших стран, как Россия, США или действия ЕС. Экономика замедляется по всему миру, многие страны этим затронуты. В начале XXI века экономика, напротив, росла, в том числе ваша, Китая, стран БРИКС, но теперь она замедлилась. На нас это тоже влияет. При этом у любой монеты есть две стороны. То, что цена на нефть падает, невыгодно вам, как экспортеру. Но для стран, импортирующих нефть, это хорошо.

– Тогда как Швейцария сохраняет стабильную экономику при неблагоприятных общих трендах?

– Наша экономика очень стабильна в том числе потому, что стабильны наши государственные институты, вся система. Кроме того, наша экономика диверсифицирована, например, швейцарские банки дают лишь 6% от нашего ВВП. Мы развиваем химическую промышленность, к примеру, производим небольшие, но дорогие мелкие детали. Страна с диверсифицированной экономикой всегда более стабильна, так как кризис одного сегмента не означает общей рецессии. Что касается швейцарских банков, то надо отметить, что часть их работает на уровне страны, часть – на международном уровне, есть работающие в Азии, России, Америке, то есть у них также разнообразное портфолио, и если в одном регионе инвестиции начинают приносить меньше дохода, другой это компенсирует.

Еще одно наше преимущество – наши традиции. Швейцарские банки имеют большую историю, они прекрасно понимают, что делают, они нанимают самый квалифицированный персонал с блестящим образованием. У нас своя система образования – после окончания школы вы можете пойти в университет или в колледж, как в США, но также есть система профессионального образования, когда молодые люди в возрасте 16 лет начинают получать профессиональное образование, параллельно обучаясь в школе, – это может быть и плотницкое дело, и банковское. Потом это образование можно продолжить. У нас в целом по стране высокий уровень образования, и это – тоже наше преимущество.

Так создается и поддерживается наша репутация. К примеру, вы – бизнесмен из России, вам надо вложить деньги в учреждение, где вам предоставят самый профессиональный сервис и самое лучшее качество услуг. Швейцарские банки – и не только банки – пользуются великолепной репутацией, поэтому часто выберут именно их.

– Какую роль в этой системе играет Швейцарская банковская ассоциация?

– Наше основное занятие – это работа над базовым регулированием в отрасли. Например, есть сотни и тысячи разных законов, которые контролируют банковскую деятельность – национальные, международные и так далее. Наша задача – обеспечить стабильное функционирование регулирующей системы, следить, чтобы правила были стабильными, отвечающими вызовам времени, обеспечивающими безопасность.

Есть, к примеру, такая проблема. Иногда банки становятся слишком большими, и появляется угроза, что в случае банкротства такого банка задета будет вся страна. Во избежание этого есть государственные гарантии банкам, но также есть инициатива по предотвращения излишнего разрастания банков. Это обсуждается на международном уровне. В последние месяцы мы прорабатывали такую идею и обсуждали, на каком уровне стоит поставить ограничительные рамки, чтобы банки в случае проблем не обрушили бы нашу экономику.

Еще одна дискуссия – о защите прав инвесторов. Например, вы идете в банк и говорите: «Я заработал 5 тысяч швейцарских франков, я хочу их инвестировать, чтобы купить в итоге дом». Закон должен определить, как банк должен объяснить вам все риски и возможности, как должен взаимодействовать с вами как с клиентом. Кроме того, не стоит забывать, что Швейцария – это страна с системой прямой демократии. Например, если наш парламент хочет принять некий закон, то сперва идет обсуждение с заинтересованными сторонами – представителями общественности и профессиональными ассоциациями, которые могут объяснить, как закон будет работать в реальности. На этой стадии черновик закона может быть переписан, и мы в этом тоже участвуем.

Всего в Швейцарии сейчас работает 275 банков, не считая их дочерних компаний. Сложно найти решения, которые устроят их все: есть маленькие, большие банки, работающие на внутреннем и международном рынке. Мы помогаем искать компромиссы.

Какая есть система проверок, что в швейцарском банке не будут хранить деньги международные террористы?

– В Швейцарии в этом плане очень строгие законы. Тут стоит упомянуть о нескольких аспектах. Швейцария очень бережно относится к понятию банковской тайны. Не знаю, как в России, но в Швейцарии только у меня может быть доступ к моему счету и информации о нем. Мой муж или молодой человек не может прийти в банк и узнать, сколько денег у меня на счету. Это приводило к тому, к примеру, что люди заводили счета в Швейцарии, чтобы не платить налоги в своих родных странах. Но в период 2016-2018 заработает новая система, подразумевающая глобальный обмен данными.

Есть и другая история, когда деньги в швейцарские банки хотят вложить люди, заработавшие их нечестным путем – мафиози, коррупционеры. И есть закон, что как только вы открываете счет в Швейцарии, банк должен вас идентифицировать и понять конечного бенефициара. Вы не можете просто прийти и открыть счет, к примеру, на имя абстрактной компании-однодневки, как в США. Банк имеет право спросить вас, откуда у вас деньги, и вам придется доказать, к примеру, что это ваша зарплата, наследство, прибыль. И если у банка возникают сомнения или подозрения, что за этими деньгами стоят противозаконные действия, они высылают об этом информацию в специальные службы, которые есть в каждой стране и отдают данные в полицию.

Читать еще:  Отдых на шри ланке в октябре

– Разве обмен данными с полицией не противоречит концепции банковской тайны?

– Есть специальный институт между банками и полицией, занимающийся проверкой отмывания денег, у него есть особые полномочия. В сомнительных случаях он имеет право вмешаться, иначе деятельность не будет прозрачной. Такие случаи регулируются специальными законами. Но деньги преступников – это не самые проблемные случаи. Проблемы возникают, скажем, когда у некоей страны есть президент, а потом начинается, к примеру, «арабская весна». То есть в некоей стране есть политики со счетами в швейцарских банках и есть государственные деньги в наших банках, но происходит революция, и становится непонятно, кто теперь у власти.

Например, в Египте был президент Хосни Мубарак. Произошла революция, и мы не могли вынести свой вердикт, кто там «хороший парень», а кто – «плохой парень». Тогда швейцарские банки приняли решение о блокировке счетов всех персон, связанных с политикой в Египте, до стабилизации ситуации.

Или, к примеру, вы – российский политик, вы заводите счет в Швейцарии, но потом если выяснится, что вы украли деньги у народа и вы – коррупционер, ваш счет будет заморожен. Потом швейцарские власти и полиция выходят на связь с российскими властями и полицией и принимают решение, как вернуть эти деньги российскому государству в случае, если ваша вина будет убедительно доказана. Это регулируется международными соглашениями. Конечно, если ситуация не столь очевидна – к примеру, в стране случилась революция, возврат денег государству может занять время, так как нужно, чтобы ситуация стабилизировалась и появилось новое правительство.

– Но есть ведь и еще более сложные случаи, когда начинается гражданская война, в которой не очевидно, кто прав, кто – нет, кто легитимен, кто – нет.

– Безусловно. Для начала мы должны ждать появления нового стабильного правительства, ведь мы не можем просто взять и перечислить деньги обратно, сказав, «разбирайтесь теперь сами с ними». Потому что Швейцария, как и другие страны, заинтересована, чтобы эти деньги не попали в неправильные руки. Банки не могут предотвращать или устраивать революции, но могут стать сейфом, где деньги будут храниться до решения ситуации. Деньги вернутся собственнику после того, как в ситуации наступит ясность.

– Могут же быть ситуации, когда правительство свергают те, кто еще хуже него?

– Конечно, тут нам помогают международные «черные списки», которые выпускает не Швейцария, а целый ряд стран. Например, когда начался конфликт на Донбассе, для нас было совершенно неочевидно, кто прав, кто виноват, и не нам об этом судить. И тогда мы получили несколько международных списков – самый большой, наверное, предоставили США. И было принято следующее решение: счета всех людей и компаний, втянутых в конфликт по обе стороны баррикад, должны быть заморожены. Мы не хотим, чтобы швейцарские банки были использованы неверным образом для разжигания конфликтов, и мы не заинтересованы, чтобы люди из всех стран, втянутых в конфликт, теряли свои налоги, перечисленные государству, которые тратятся на поддержание конфликта.

– В составлении этих списков участвуют только ЕС и США?

– Нет, конечно, мы взаимодействуем с большим количеством стран, в том числе с Россией. Эта система работает хорошо и, конечно, если между какими-то странами возникает конфликт или какая-то страна оказывается в тяжелой ситуации, это учитывается.

– То есть, к примеру, если кого-то из наших бывших чиновников проверяют на принадлежность к коррупционным делам в России, то наша страна тоже может послать такой запрос на заморозку счетов?

– Такое тоже может быть. Я не могу сказать вам, какие конкретные люди попадают в списки, но такой вариант теоретически возможен. Кроме того, есть много стран в мире, где правительства нестабильны, где коррупция тотальна, и они все внесены в списки.

Давайте приведу вам еще конкретный пример. Вот вы, к примеру, преступник, дон Корлеоне, итальянский мафиози. Вы хотите вложить ваши деньги в банк в стабильной стране. Швейцария – одна из самых стабильных стран в мире. У нас не было войн на нашей территории, революций, и даже серьезных протестов – я не имею в виду мирные митинги. Также наша страна крайне не коррумпирована. Это – безопасное место для ваших денег. Так вот, вы хотите диверсифицировать активы. Вы вкладываете часть денег в доллар США, часть денег в евро во Франкфурте, часть в английский фунт в Лондоне, а часть – в швейцарский франк.

– Да, но я поручаю вложить эти деньги моему подчиненному, имени которого нет в «черном списке».

– А потом этот молодой человек идет в банк и говорит, что хочет положить на счет два миллиона швейцарских франков. От него требуют показать удостоверение личности и объяснить происхождение денег. А потом банк подумает: «Странная история, выглядит неправдоподобно», и откажется принять деньги. Правила очень жесткие. Конечно, преступники умны, они изобретают все новые способы обойти законы, «отмыть» деньги. Но наш банки тоже все время совершенствуют системы проверки.

Я переехала жить в Швейцарию и поняла, почему тут так много миллионеров

Привет! Меня зовут Ольга, и я уже более 5 лет живу в Женеве. Я оставила свою привычную жизнь в Киеве и карьеру банкира, чтобы сейчас работать кондитером и писать о путешествиях. Но обо всем по порядку.

По секрету для читателей AdMe.ru я поделюсь особенностями швейцарской жизни и расскажу, каково это — жить в городе, где каждый 6-й житель — миллионер.

Как все началось

Так сложились обстоятельства, что моему мужу предложили работу в Женеве и мы согласились на переезд. В Швейцарии мы уже бывали, но жить и путешествовать — это совсем разные вещи. Перед отъездом я начала детально изучать информацию в интернете об особенностях женевской жизни. Но, надо сказать, нашла не так уж много. Так у меня родилась мысль создать свой блог и описать в нем все подробности нашего переезда и просто делиться своими впечатлениями о наших путешествиях, которые, возможно, кто-то найдет полезными для себя.

Стоимость жизни в Женеве

₽ 315 за 1 биоогурец.

Перед отъездом нас все пугали, что в Женеве жизнь безумно дорогая. Что есть, то есть. Помню, как меня шокировали цены: ₣ 5,5 (знак швейцарского франка — ₣; ₣ 1 = ₽ 64,23) за стакан воды в самой обычной кафешке и ₣ 115 (₽ 7 400) за килограмм мясного филе. Это же филе, а не мраморная говядина!

Со временем мы узнали, что большинство местных жителей покупает продукты на рынке или ездит в соседнюю Францию, которая находится в 20 минутах езды от центра Женевы. Цены там действительно отличаются, на некоторые продукты разница может быть почти в 2 раза. То же мясо будет стоить около ₣ 30–35 (₽ 2 500).

Вот, например, эти кексики в Женеве в магазине «Coop» стоят ₽ 400, а во Франции — ₽ 200.

Конечно, при покупке продуктов во Франции и последующем их провозе через границу есть определенные ограничения. Во-первых, сумма покупок на одного человека не должна превышать € 300 (₽ 22 тыс.), иначе придется заплатить налог на границе. А во-вторых, в Швейцарии установлены лимиты на некоторые виды продуктов. Например, нельзя провозить более 1 кг мяса. Если ездить за продуктами вдвоем, то, соответственно, лимит увеличивается в 2 раза.

Аренда квартиры — тот еще челлендж

За такую 2-комнатную квартиру со старой кухней без плиты просят ₣ 3 150 в месяц (₽ 203 тыс.).

При переезде мы столкнулись с большой проблемой аренды квартиры. Дело в том, что даже местное население предпочитает не покупать недвижимость, а снимать. По некоторым данным, только 40 % жителей Швейцарии имеет жилье в собственности, а все остальные арендуют. Иногда на один только просмотр квартиры в Женеве одновременно заявляется по 50 человек! Пользуясь такой ситуацией, владельцы недвижимости устраивают настоящие кастинги для будущих арендаторов, запрашивая у них информацию и документы, как для получения кредита в банке, и выбирая тех, кто готов подписать контракт на много лет вперед.

Средняя стоимость квартиры с 2–3 спальнями — 2 800–4 000 в месяц (₽ 180–258 тыс.). Все, что ниже, либо в не очень хорошем районе, либо маленькое, либо с какими-то недостатками (стройка рядом, железная дорога, цокольный этаж с выходом и окнами на проезжую часть). Иногда, конечно, можно найти неплохую квартиру за более низкую цену, но не всем так везет.

Медицина не настолько безупречна

Швейцарская медицина на высоком счету во всем мире. Но кто бы мог подумать, что здесь настолько большие сложности с детским педиатром.

По переезде я пыталась назначить встречу с врачом для своей дочки. Сначала возник языковой барьер: куда я ни звонила — везде отвечали на французском (мое знание языка тогда ограничивалось парой дежурных фраз), а иногда вовсе были автоответчики. Если удавалось наладить контакт, то отвечали, что новых пациентов не берут. В итоге записаться к педиатру помогла одна мама из нашего русско-французского садика, которая уже давно здесь живет.

Читать еще:  Как в грузии относятся к туристам из россии

Клиника Grangette — туда мы отправились по рекомендации моей знакомой. Современное здание, рыбки в аквариуме, мягкий уголок с книжками и всего 5–10 минут от центра Женевы.

Все, кто проживает в Швейцарии более 3 месяцев, обязаны иметь медицинскую страховку. Страховка, даже базовая, довольно дорогая — около ₣ 300 в месяц, а для ребенка — ₣ 100–150 в месяц (₽ 6 500–9 700). Услуги дантиста в эту стоимость не входят.

Но, что интересно, если в больницу придет человек без страховки, то его в любом случае осмотрят. Если пациент бездомный и безработный и заплатить не может, то его так и отпустят.

Вот так выглядит приемный кабинет в обычной городской поликлинике.

Что касается вызова врача на дом для ребенка, то здесь такого не практикуют, потому как мало кто знает о такой возможности. Для экстренных случаев существует служба SOS Médecins, но к вам приедет врач общего направления, а не педиатр.

Если заболел взрослый, то нужно либо самому идти в поликлинику, либо вызывать скорую помощь. Вызов может стоить около 1 000 (₽ 64 337), хотя точно никто назвать цену не может. При этом случай должен быть просто катастрофическим, с реальной угрозой жизни. Тогда могут и вертолет прислать.

Штрафы — боль моя

Швейцарцы любят жить по правилам и всегда строго наказывают тех, кто эти правила нарушает. Например, нельзя шуметь после 22:00 и даже выбрасывать мусор в выходные или стричь газон, чтобы не мешать соседям, а то те могут и полицию вызвать. Высокие штрафы за разговор по телефону за рулем, за неправильную парковку, превышение скорости и так далее. Как-то мы заплатили ₣ 180 (₽ 11 600), потому что приехали на парковку после ее закрытия в 19:00 — пришлось платить штраф, чтобы нам ее открыли. А недавно полицейского (!) оштрафовали на ₣ 600 (₽ 39 тыс.) за то, что он нарушил ограничение скорости, когда гнался за преступниками.

Каждый год при планировании бюджета рассчитывают, сколько каждый местный житель должен заплатить штрафов. Например, в Цюрихе в этом году по плану ₣ 152 (₽ 10 тыс.) с человека за год.

Как я стала швейцарским кондитером

Мне всегда нравилось кондитерское дело. Печь коржи, смешивать текстуры, декорировать — это то, от чего я ловлю кайф. И вот 3 года назад я начала делать торты на заказ. Сначала это было просто хобби, но Женева — очень маленький город, поэтому информация распространяется быстро. Заказы начали поступать не только от русскоязычных клиентов, подписчиков моего блога, но и от местных, а также родственников и родителей одноклассников моих детей.

Сейчас одна я уже не справляюсь со всеми заказами, поэтому решила открыть кафе. Но тут есть свои нюансы. Для начала нужно получить много разрешительной документации, потом еще месяц ждать, не будут ли против соседи. Отдельная проблема — отыскать помещение с адекватной арендной платой и расположением. Например, был случай, когда я пришла смотреть 4-этажное здание в самом центре города возле Женевского озера. Там на 1-м этаже как раз можно было бы сделать уютное маленькое кафе, но мне назвали цену в ₣ 23 тыс. (₽ 1 465 000). Я думала, что это за все 4 этажа, но, как оказалось, всего лишь за 68 кв м.

Не могу сказать, что все легко и просто, но цель есть, и я к ней постепенно иду. Поэтому надеюсь, что совсем скоро смогу приглашать всех в свою личную кондитерскую.

Любимое блюдо настоящего женевца

Такая фондюшница стоит у нас дома.

Приехать в Женеву и не попробовать фондю — значит ничего не узнать о Швейцарии, здесь это почти как церемония чаепития в Англии. Поэтому практически у каждой семьи дома есть своя фондюшница, а в супермаркетах продаются наборы быстрого приготовления для фондю (хотя этот вариант скорее расчитан больше на туристов).

Основные виды фондю — сырное, на бульоне, на кипящем масле и шоколадное. Хотя в ресторанах часто можно найти разнообразный ассортимент вкусов: сырное с шампанским, с белыми грибами, с трюфелями, с беконом и так далее. Лично я предпочитаю сырное, хотя для многих запах горячего тающего сыра является специфическим.

Особенности швейцарского менталитета

Мне очень нравится жить в Женеве. Но вот чего мне здесь не хватает, так это наших открытых и теплых отношений. Может, я идеализирую, так как редко бываю на Украине, но буквально недавно я побывала на кондитерских курсах топ-шефа из ОАЭ в Киеве и по-настоящему ощутила, какие у нас гостеприимные и душевные люди. Даже просто те, кого я впервые встретила на этом курсе. Швейцарцы же не сразу впускают новых людей в свою жизнь, они долго к тебе присматриваются, прежде чем начать доверять. Хотя, конечно, бывают и исключения.

Еще я заметила, что женевцы не представляют своей жизни без планирования. Встречи с друзьями, поездки в отпуск, выходные — все всегда расписано заранее и очень похоже из года в год. Раньше мне казалось странным слышать, что человек настолько уверен в своем будущем и финансовых возможностях. Но сейчас я и сама привыкла так жить и считаю, что у швейцарцев есть чему поучиться.

Почему швейцарцы так любят наличные (желательно крупными купюрами)

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Швейцария, кажется, идет наперекор мировым трендам, не выводя крупные купюры из оборота, а наоборот — вводя новые, с переработанным привлекательным дизайном. Что стоит за такой любовью к наличным?

    В марте этого года швейцарский центробанк (Национальный банк Швейцарии, SNB) порадовал своих соотечественников, представив купюру в 1000 франков нового дизайна.

    Новая банкнота немного меньше по размерам, чем старая, на ней два человека пожимают друг другу руки на фоне земного шара, что передает, по замыслу SNB, атмосферу общения.

    Это не простая купюра, это одна из самых ценных денежных купюр в мире: эквивалент ее стоимости — около 880 евро (или (1 007 долларов, или 764 фунта, или 63 000 рублей).

    По данным Национального банка Швейцарии, в обороте находится более 48 млн таких банкнот, что составляет почти 60% всей наличности страны.

    И это происходит в то время, когда в большинстве европейских государств наличные постепенно выходят из употребления, вытесняемые удобством безналичных расчетов, а центробанки ряда стран, в том числе и Центробанк ЕС, выводят из оборота наиболее крупные купюры.

    Держи кошелек шире

    В начале марта, обсуждая новую банкноту, вице-председатель SNB Фритц Цурбрюгг отметил, что для швейцарцев наличные деньги — культурный феномен.

    Он сказал, что 1000-франковая купюра отвечает запросам людей. Популярна она в качестве средства оплаты покупок высокой стоимости, ее берут с собой на почту, когда оплачивают счета. Удобна она и для хранения наличности, добавил он.

    В Швейцарии наличные — по-прежнему основной метод оплаты. Здесь привыкли к тому, что наличка есть в кошельке у каждого, даже в наш век цифровой экономики.

    Большинство швейцарцев не смутит неработающее устройство для оплаты картой, когда им надо заплатить за сэндвич или за стрижку — наличные всегда с собой.

    Если вам приходится платить за чашку кофе 100-франковой купюрой, не извиняйтесь — никто не станет вас просить поискать что-нибудь помельче.

    А для того, чтобы вы могли заплатить за крупные покупки в любой момент, когда вам это понадобится, некоторые банки позволяют без предупреждения снимать со счета через банкомат до 5 000 франков в день.

    Покупка автомобиля стоимостью в десятки тысяч франков за наличные — тоже не такая уж редкость.

    Исследование SNB 2017 года платежных привычек 2000 швейцарцев обнаружило, что 70% покупок они совершают за наличные.

    Доля дебетовых карт — 22%, кредитных карт — 5%. Инновационные методы расчетов — такие как платежные мобильные приложения или бесконтактные платежи картой — оказались непопулярны.

    В отчете за 2018 год Банк международных расчетов (БМР, «банк центробанков») отметил, что вообще в мире многие расчеты, которые раньше традиционно производились наличными, сейчас приобретают электронный вид.

    И хотя такие соседи Швейцарии, как Германия, разделяют любовь к физическим банкнотам, другие европейские нации — Швеция или Нидерланды — гораздо более быстро уходят от операций с наличностью.

    «Настоящие деньги»

    Но почему швейцарцы предпочитают наличные? Есть как минимум две простых причины. Первая — наличные рассматриваются как часть культуры. Вторая — людям кажется, что расплачиваясь наличными, легче отследить свои расходы.

    В Базеле 53-летняя Крис Трояни подтвердила нам это, сказав, что многие из тех, с кем она знакома по-прежнему предпочитают носить в кошельке крупные купюры.

    Читать еще:  Стоит ли ехать на отдых в бельдиби

    44-летний Филипп Шапюи платит картой или использует мобильное приложение в смартфоне — но по чисто практическим причинам. «Мне не нравится кошелек, набитый монетами», — говорит он.

    Но он понимает, почему другим нравятся наличные. По его словам, политика Национального банка страны привела к неопределенности в финансовой сфере, а наличные как-то более ощутимы, чем виртуальная валюта, это настоящие деньги, их можно подержать в руках: «Вы можете быть уверены, что они у вас есть».

    Юрген Энглер, как и другие торговцы на Рыночной площади Базеля, принимает к оплате только наличные.

    «Всего два-три покупателя в месяц просят разрешения заплатить картой, — рассказывает он. — Когда сам я иду в магазин, я тоже предпочитаю платить картой. Но когда я на рынке или в ресторане, я всегда плачу настоящими деньгами».

    И все-таки, несмотря на укоренившуюся привычку пользоваться наличными, такие мобильные приложения, как TWINT или V Pay, применяются все чаще.

    Исследование 2017 года показало, что доля швейцарцев, время от времени пользующихся смартфонами для оплаты покупок, растет.

    29-летняя Джейн Кеттнер — представитель молодого поколения, которое принимает новые правила финансовой игры, но и она считает, что, платя наличными, она сохраняет больше контроля над своими тратами.

    «Когда платишь электронным способом, то тратишь деньги куда легче», — говорит Кеттнер.

    Об этом рассуждает и Мигуэль Брендл, профессор психологии и маркетинга Базельского университета.

    «Житейская мудрость подсказывает: когда ты тратишь виртуальные франки, тебе кажется, что ты тратишь меньше, чем когда ты расплачиваешься наличными купюрами. Но даже если это и правда, то все равно до конца не объясняет такую приверженность общества наличным», — комментирует он.

    Работает здесь и фактор самобытности: швейцарцы такими себя видят. Это нация, которая ценит невмешательство в личную жизнь и которой не нравится, когда ей говорят, что делать.

    Они считают, что отличаются от своих европейских соседей, и свято хранят свои традиции — языки, политическую систему и национальную валюту.

    Уклонение от налогов?

    Соседи же указывают на то, что купюры с крупным номиналом помогают преступникам отмывать деньги: 17 из 19 центробанков Еврозоны договорились больше не печатать банкноты в 500 евро, чтобы пресечь возможность этого, а центробанки Германии и Австрии вскоре к ним присоединятся.

    Купюры с крупным номиналом, между тем, облегчают снятие со счета крупных сумм — особенно это актуально в конце года, когда швейцарцы заполняют налоговые декларации и должны продемонстрировать, сколько у них лежит на счетах.

    (При этом о том, сколько у тебя лежит дома или в банковской ячейке, можно «забыть». А когда период уплаты налогов завершится, можно положить деньги обратно на счет. — Прим. переводчика.)

    Фритц Цурбрюгг не согласен с тем, что крупные купюры чаще используются преступниками, чем мелкие, но признает, что спрос на 1000-франковые банкноты растет к Рождеству, и это, среди прочего, может быть и из-за стремления избежать уплаты налогов, что подтверждают исследования.

    «Частная жизнь, удобство»

    Патрик Комбёф из Института цифрового бизнеса в Цюрихе и член правления аналитического центра Fintechrockers, считает, что Швейцария, когда будет нужно, уйдет от наличных денег.

    «Самый главный рычаг к этому переходу — удобство пользователя. К сожалению, в нынешней Швейцарии об этом не очень задумываются», — говорит он.

    Но, по его мнению, цифровая эра передает бразды правления от индустрии финансовых услуг в руки самих пользователей. Что ведет к смещению фокуса на сферу обслуживания клиентов.

    Технологии криптовалюты и блокчейна очень актуальны как среди швейцарских стартапов, так и среди компаний с устоявшейся репутацией. Недавнее исследование Университета Люцерна обнаружило, что рост швейцарского сектора финтека (финансовых технологий) значительно ускорился в 2018 году — как по количеству компаний, так и по инвестициям венчурного капитала.

    Джонатан Риа, исполнительный директор консультативной компании Foinder, считает, что на принятие криптовалюты как средства расчетов в ежедневных транзакциях понадобится еще как минимум десятилетие.

    «Для этого нужно найти компромисс между невмешательством в частную жизнь, удобством, самобытностью и традиционным ощущением ценности наличных как своего рода средства защиты от долгов», — говорит он.

    На сегодняшний день многие швейцарцы по-прежнему высоко ценят анонимность и свободу, которые дарят им наличные.

    Новые банкноты лилового цвета уже в ходу. Действительно, они красивы, их приятно держать в руках. В общем, сплошное удовольствие — до тех пор, пока они лежат в вашем кошельке.

    Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

    Швейцарское кидалово

    Случайно наткнулся в «Собеседнике» на совершенно демоническую заметку депутата госдумы Андрея Туманова о «Швейцарском кидалове». Депутат там несет такую лютую пургу, что это даже заслуживает прочтения — чисто поржать. Цитирую.

    На днях я оказался в компании не очень известных, но успешно переживших 90-е финансистов. Все разговоры опять про курс. Ну и тут меня, полного дилетанта в обменно-инвестиционных вопросах, дернуло ляпнуть, мол, если экономику лихорадит, вы небось теперь денежки по швейцарским счетам попрячете? Что тут началось! Каждый рассказал историю своего клиента (про себя ни один!), как того кинули швейцарские банкиры. Баек оказалось множество! Все, как правило, о деньгах, нажитых не совсем честным путем.

    По дальнейшему тексту видно, что мужики оттянулись от души, навешав депутату лапши на все уши. Ну или он просто выдумал успешно переживших финансистов. Потому что вроде даже и не финансисты такую чушь не будут пороть. Впрочем, дальше цитирую.

    К примеру, открывает какой-нибудь бандюган или чиновник анонимный номерной счет. Ни к фамилии, ни к паспорту он не привязан.

    Депутату надо поменьше «Борнов» смотреть. Номерной счет вовсе не является анонимным — по крайней мере, последние лет 15-20. Банк в Швейцарии, заводящий номерной счет, совершенно точно знает, кто является владельцем счета и имеет данные о его документах. Номерной счет используется вовсе не для полной анонимности (такого сейчас не бывает — по крайней мере, в швейцарских банках), а для усиления банковской тайны: о владельцах номерных счетов знает только узкий круг банковских работников.

    Только к секретному шифру, который надо ввести (вроде ПИН-кода) на специальном пульте. По мелочи перевести-перекинуть деньги – нет проблем.

    Расскажите кто-нибудь депутату, что по мелочи перевести-перекинуть деньги владелец номерного счета может только через своего банкира по установленной схеме идентификации.

    Но вот если бенефициару, а чаще всего его вдове (говорят, большинство владельцев швейцарских счетов живут хорошо, но недолго) надо снять всю сумму… В общем, с клиентом будут крайне вежливы и предупредительны, а вот шифр не совпадет! И проверить, почему, собственно, никто и никогда не сможет. А это значит, денежки тю-тю, с концами! А в среднем наши несистемные жулики-одиночки прячут в альпийской республике от одного до пяти миллионов долларов.

    Полная бредятина. То есть пурга пургой. Владалец со своим счетом может делать все что угодно. В том числе снять всю сумму. Наоборот, если он будет вводить на счет большую сумму, в банке могут потребовать информации о том, что это за деньги. Что там происходит с номерным счетом в случае перехода его по наследству — я точно не знаю, но, вероятно, то же самое, что и с другим банковским счетом. Потому что этот номерной очень мало чем отличается от других счетов, просто выше защита. У него всегда есть четко идентифицированный владелец.

    Интересно еще и то, что кинутый тут же, в банке, начинает скандалить, мол, отдайте, негодники, кровно заработанное, а то я до Карлы дель Понте дойду! И уже на следующий день его, голубчика, могут лишить визы. И потом фиг когда дадут.

    Какие прекрасные истории. Интересно, что они там пили, депутаты с «финансистами»?

    Предположу простейший вывод: здесь уже работает система! Работает, как швейцарские часы! Собственно, я рассказал об услышанном не для того, чтобы пожалеть «обманутых вкладчиков». Мне обидно, что были деньги российские (даже на швейцарских счетах), а стали швейцарские. И теперь, даже если конечному бенефициару дадут «с конфискацией», выдернуть их оттуда нельзя будет уже никогда. А ведь даже частичное погашение ущерба снижает срок! Чуете, бенефициары, куда я клоню?

    Ура! Депутат Туманов раскрыл зловещий заговор швейцарских банков. Десятилетиями наивные как дети россияне открывали там номерные счета, а вот когда хотели снять больше 100 евро, так тут же раз — и пин-код не подходит. И в банке говорят: а что это у вас код не подходит, кто вы такой, знать вас не знаем. Идите, говорят, отсюдова, нет тут у вас никаких денег. Кинутый начинает скандалить — мол, негодники, отдавайте мое заработанное, а его раз — и лишают визы. И фиг когда дадут.

    Знаете сколько швейцарские банки у россиян таким образом денюжек отобрали? У-у-у-у-у-у-у, сколько, депутат Туманов-то знает! Чуете, бенефициары, куда он клонит?

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector